Не можете оставить еду на тарелке? Давитесь, но доедаете все до крошки? Проблему разбирает психолог Олег Кильдишев

11.04.2019

Знакомьтесь: Елена, 40 лет. У Елены свой бизнес, любящий муж, двое детей. Наша героиня увлечена спортом, всех вокруг заражает своим энтузиазмом, все в ее окружении уже стали вегетарианцами и физкультурниками.

 

Одна проблема – в ресторанах Елена не может оставить недоеденную порцию, как в школьном рассказе про Владимира Ильича «Общество чистых тарелок» – так приучила ее с детства мама, ведь в Эфиопии дети голодают! Когда ходит в рестораны по работе, проблем нет. Зато когда идет в ресторан с семьей, особенно в отпуске – начинается кошмар. Муж, как любят мужчины, заказывает помногу, а для нашей героини оставить еду на тарелке – неприемлемо. Утренние пробежки и дальние заплывы не помогают: +5 кг после каждого отпуска.

Перед нами – самый настоящий пищевой садизм, явление навязчивое, принудительное и не имеющее с чувством голода ничего общего.

Человек теряет над собой контроль – начав поглощать пищу, не может остановиться. Импульс для поглощения пищи формируется на подсознательном уровне. Как правило, человек, страдающий этим расстройством, понимает бессмысленность и разрушительные последствия своего поведения, но изменить ничего не может.

 

Обычно такие едоки едят, чтобы получить удовольствие и забыться. Ощущение полного желудка успокаивает,  снимает тревогу. Но в случае с Еленой все немного иначе, компульсивность, т.е. навязчивость, заключается в другом – несмотря на то, что она давится едой, она заставляет себя есть! И в этом самозаставлении заключается главная проблема.

Наша героиня отчетливо чувствует, что не она сама, а некая внутренняя деструктивная сила контролирует ее поведение.

Если бы Елена могла глубже заглянуть в свои переживания, то обнаружила бы, что ею владеют беспомощность и страх… Посудите сами – ведь этот человек делает то, чего делать не хочет, и это действительно страшно!

 

Когда же еда на столе заканчивается, наступает следующий этап пытки – к страху и беспомощности присоединяется жуткое чувство вины: «Что я делаю, зачем? Зачем я опять столько съела? Я же обещала себе!..» Еда не только не успокаивает, а превращается в пытку и наказание. Здесь обжорство служит поводом для неприятия себя, для самоосуждения и самонаказания.

 

Следующим шагом Елена пытается утилизировать свои деструктивные переживания, дает себе новые (старые) обещания – не поступать так больше. Но наступает пресловутый «следующий раз» и все снова повторяется.

 

Что же за «демон» притаился в глубине психики нашей героини и мучает ее?

 

Мы знаем, что Елена вполне нормально ест, когда находится вне своей семьи, и знаем, что в родительской семье мать контролировала ее и заставляла все доедать. При этом мать не интересовало, сыт ребенок или нет, главное, чтобы еда на тарелке не оставалась!

Здесь мы сталкиваемся с типовым поведением контролирующей матери, которое иначе как насильственным назвать сложно.

Да, несмотря на то что мать прикрывается благими рассуждениями про голодных детей в Эфиопии, на самом деле она эмоционально насилует свою дочь, проламывает ее пси-границы – ребенок наелся, но она заставляет его давиться едой.

 

Обратите внимание, от того, что маленькая Лена мучается, дети в Эфиопии сытыми не станут, но ребенок неосознанно запоминает, что какие-то несуществующие дети важнее для ее матери, чем она. Вполне естественно, что психика ребенка не в состоянии справиться с подобным насилием, постепенно возникает защитная модель поведения, которая нацелена на то, чтобы мамочка была довольна!

Многократное повторение такой ситуации закрепляет материнский урок, превращая его в неосознанную программу поведения.

Ну а сейчас подобная деструктивная программа реализуется уже в нынешней семье, где главный действующий персонаж – муж Елены, который любит, чтобы еды было побольше. Именно муж нашей героини занял место ее матери, именно его любовь боится потерять, именно ему доказывает свою лояльность!

Именно мужу она как бы говорит: «Я хорошая, я все доела! Я не виновата! Ты меня любишь?»

Сильно сомневаюсь, что муж понимает это «признание в любви», но для Елены оно многое значит.

 

Таков бесконечный замкнутый круг, состоящий из вины и стыда, а «демон», контролирующий ее, отдает приказы голосом матери… Самостоятельный выход из этой деструкции практически невозможен, даже с помощью специалиста это чрезвычайно сложное занятие.

 

Кильдишев Олег Игоревич – писатель, автор трансматики, эксперт в области изучения измененных состояний личности, владеет гипнозом. Разработал многочисленные техники управления сознанием. Имеет более 20 лет стажа в консультационной деятельности.

 

Читайте также

Новый колумнист SportChic, психолог Олег Кильдишев – о первой угрозе для психики всех любительниц ЗОЖ

 

Как избавиться от сахарной зависимости? 5 советов от тех, кто сделал

 

Мы используем cookie-файлы для улучшения предоставляемых услуг и сбора статистических данных. Продолжая навигацию по сайту, вы соглашаетесь с правилами использования cookie-файлов согласно Политике SportChic в отношении защиты конфиденциальности персональных данных, предоставляемых посетителями сайта SportChic.

Ок