Тюнинг внешности: психолог Олег Кильдишев о погоне за вечно убегающим идеалом

14.07.2019

Знакомьтесь: Маша, молодая женщина 30 лет c активной жизненной позицией – блогер, публичная личность, занимается благотворительностью. Замужем за успешным бизнесменом. Двое детей. Казалось бы, все при ней, но все чаще и чаще мы замечаем изменения во внешности Маши. Сначала вдруг заметно подросла грудь, затем нос стал изящнее, потом глаза распахнулись наивностью, очернившись густотой ресниц, скулы вдруг обрамились голливудским рельефом… И все вроде бы органично и красиво… но!

Кажется, что Маша, постоянно совершенствуя свою внешность, вот-вот перейдет ту черту, где начинается чрезмерность.

Что же заставляет таких успешных женщин, как Маша, участвовать в отчаянной гонке за молодостью и красотой? Почему они не принимают себя такими, какие есть?

 

Опросив произвольно выбранных людей с улицы, вы едва ли найдете много тех, кто на все сто доволен своей внешностью. Тем более среди женщин: они особенно любят задавать себе вопросы. Если родители не подарили мне красоту, то ее и взять негде? Или выход есть? А если подарили, но такая красота не устраивает? Или даже устраивает, но возраст убивает ее… Ну а если женщина увлеклась апгрейдом настолько, что, чем чаще она прибегает к услугам пластического хирурга, тем сильнее соблазн новых усовершенствований? Где пределы этого «совершенства» и есть ли они?

 

Попробуем ответить на эти вопросы. Сразу хочу предупредить – мы не будем говорить о тех случаях, когда пластика необходима по медицинским и эстетическим показаниям. Речь пойдет о тех женщинах, которые вроде как не нуждаются, но часто обращаются к пластическим хирургам, требуя вновь и вновь корректировать их внешность.

 

 

О комплексе неполноценности

Это первое, о чем можно здесь сказать и это будет классическим психологическим комментарием. Человек с таким отношением к себе чувствует себя «неполным», приблизительно так, как если бы у него не было руки или ноги. И раз современная медицина позволяет, то почему бы не «пришить» себе то, чего недостает… В случае с пластикой – почему бы не «перешить» себя?

 

Но наше время, в котором мы живем, характеризуется повышенной технологичностью, а еще тем, что частная жизнь человека естественным образом переходит в публичное поле (соцсети и пр.) Публичное пожирает частное: прежние ценности в рамках, в которых личность чувствовала себя относительно комфортно, практически на наших глазах неумолимо трансформируются.

Новые для человечества социальные структуры, созданные в виртуальном мире, давят на личность, задавая новые тренды.

Одним из них является многократно возросший запрос на успешность, в первую очередь – визуальную, учитывая, что присутствие в виртуальном социуме по большей мере визуально. Ты можешь не иметь образования, не быть богатым, визуалов не очень-то волнует твой интеллект, но если ты обладаешь визуальной красотой – в этом случае виртуальный успех тебе обеспечен.

 

Любая соцсеть представляет собой не что иное, как толпу, а как говорил  Гюстав Лебон: «Толпа живет инстинктами». Личность, сталкиваясь с этой стихией, либо включается в процесс и подчиняется желаниям толпы, либо выпадает из времени. Но мы не идеальны, а каноны виртуальной красоты очевидно завышены, отсюда у тех, кто не в тренде, возникает комплекс неполноценности, но уже нового типа – это навязанное состояние. Базовое недовольство своей внешностью, которое не является для нормального человека проблемой, прошло через социальные фильтры и многократно усилилось.

 

В результате у человека возникает устойчивое тревожное состояние, которое заставляет его искать способы избавления от тревоги. Наиболее дешевый из них – отфотошопить свой виртуальный образ до идеального, ну а более радикальный – приблизиться к идеалу с помощью пластической хирургии.

 

Мода на улучшайзинг

Конечно, мода была всегда. Тренд на улучшение визуального образа человека зародился в 1920-е годы в Голливуде, уже тогда звезды кино начали корректировать свою внешность с помощью эстетических хирургов. Если в те годы пластика была довольно дорогим удовольствием, то в XXI веке технологии апгрейда стали доступны для массового пользователя настолько, что в некоторых странах, к примеру в США и Южной Корее, набирает силу тенденция дарить пластический апгрейд детишкам на совершеннолетие.

Все это приводит к тому, что эталонность приобретает формы пластического клонирования.

Например, если проанализировать аккаунты звезд, то можно заметить явное сходство некоторых из них. Совершенно одинаковые, сделанные под копирку лица – губы, брови, скулы; фигуры – грудь, животы, ягодицы… В соцсетях уже стало мемом рассматривать подруг/жен рэперов, футболистов и не находить значимых отличий. Девушки похожи, как сестры. И проблема тут гораздо глубже, чем кажется, – это не просто стандартизация. И здесь речь идет уже не о конкуренции и не о желании отвечать фантазиям мужчин, речь идет об отказе от своего психического «я». В этом и заключается суть навязанного комплекса неполноценности.

 

Обращаясь к пластическому хирургу, человек отторгает свое несовершенное тело, а значит, отторгает себя. В процессе этого отторжения трансформируется и его эмоциональный отклик на ту реальность, которая его не устраивает, – идеальные образы не только не стареют, но со временем становятся еще идеальнее. В результате, как ни крути, соревнуясь в гонке со своим личным «аватаром», женщина всегда проигрывает. Ее виртуальный образ всегда «лучше», «успешнее», «моложе», чем она сама.

С каждой пластической операцией навязанный комплекс неполноценности усиливается.

Это в первую очередь и надо объяснить Маше – чем больше манипуляций с внешностью она будет делать, тем, как ни парадоксально это звучит, недостижимее идеал. И тем горше реакция на отражение в зеркале и сильнее расстройство и депрессия.

 

 

Что же делать?

В первую очередь вспомнить, что красота – это исключительно субъективное понятие. Как говорил Оскар Уайлд: «Красота в глазах смотрящего». Женщина красива ровно настолько, насколько она может это внушить мужчине. Если женщина не умеет этого, то никакие пластические операции ей не помогут, ее поведенческий стереотип будет по-прежнему отталкиваться от комплекса неполноценности.

 

Не будем утверждать, что эстетическая хирургия – это плохо, как и не будем уговаривать наших читательниц идти против тренда: биржевики отлично знают, что сопротивляться тренду – это чревато. Все хорошо в меру, знаменитый алхимик, оккультист и основатель европейской медицины доктор Парацельс знал это и поэтому говорил, что «лекарство от яда отличается дозой».

Пластический апгрейд актуален, когда легкая коррекция меняет внешность в лучшую сторону или как способ скорректировать возрастные изменения.

Чего не следует делать, так это становиться жертвой индустрии красоты, беспощадно кромсать свое тело, включаясь в погоню за идеальным обликом, которого вам все равно не удастся достичь. Вспомните банальный совет психологов и коучей: первый шаг на пути к себе – это принятие! Например, того, что все ваше несовершенство условно, так же как и красота. Если вы любите себя, значит, вас полюбят и другие!

 

Кильдишев Олег Игоревич – писатель, автор трансматики, эксперт в области изучения измененных состояний личности, владеет гипнозом. Разработал многочисленные техники управления сознанием. Имеет более 20 лет стажа в консультационной деятельности.

Читайте также

Почему француженки обходятся без пластических операций?

 

Пластическая хирургия от А до Я: красота из инстаграма

 

Комки Биша – до и после: отзывы и мнение специалистов

 

Психолог Олег Кильдишев – о первой угрозе для психики все любительниц ЗОЖ

Мы используем cookie-файлы для улучшения предоставляемых услуг и сбора статистических данных. Продолжая навигацию по сайту, вы соглашаетесь с правилами использования cookie-файлов согласно Политике SportChic в отношении защиты конфиденциальности персональных данных, предоставляемых посетителями сайта SportChic.

Ок